Музей

Музей

Экспозиция музея историко-культурного центра по необходимости выходит за пределы истории одной лишь Тельминской фабрики. С самого начал она знакомит посетителей с широким процессом русской колонизации и хозяйственного освоения Восточной Сибири в XVII-XVIII веках. Внимание уделяется и первым казачьим отрядам, проникающим в Верхнее Приангарье в 1640-х годах в поисках новых районов, богатых пушниной, и первооснователям Усольских соляных промыслов неподалеку от будущей Тельмы, и, особенно, Второй Камчатской экспедиции Витуса Беринга (1733-1743), промышленной базой которой первоначально должен был стать Тельминский железоделательный завод. Несмотря на последующий переезд завода и рабочих в Тамгу под Якутском, его производственные помещения и часть оборудования стали хорошим подспорьем для частной инициативы в области ткацкого дела.

Далее экспозиция показывает путь, пройденный Тельминской суконной мануфактурой от момента своего основания в 1731 году. Созданная в царствование императрицы Анны Иоанновны содружеством московских и устюжских купцов во главе с Яковом Бобровским и Андреем Мамоновым в екатерининскую эпоху она перешла в собственность иркутских предпринимателей братьев Сибиряковых. Слабая еще механизация производственных процессов тем не менее обеспечивала развитие новых технологий прядения, ткачества, сукноваляния. Невозможность бесперебойной поставки качественного сырья, а также последующего сбыта готовой продукции привели мануфактуру к фактическому банкротству в конце царствования Екатерины II. Однако, в 1793 году под управлением полковника О.И. Новицкого суконная мануфактура преобразуется в казенную суконную фабрику, работающую при императорах Павле I и Александре I преимущественно в системе снабжения Военного ведомства. Большую роль в становлении делопроизводства фабрики в первые годы сыграл ссыльный крепостной литератор Николай Смирнов, скончавшийся в Тельме.

Следующая часть экспозиции посвящена деятельности Русской православной церкви. Ее значение для развития Восточной Сибири было особенно велико в XVII-XVIII веках, когда государство еще не имело возможности широко заниматься вопросами просвещения, культуры, социального обеспечения в провинции. Но церковь открыла в Сибири не только первые учебные заведения. Именно руководители и сотрудники Иркутской епархии способствовали завозу и распространению новых для Сибири технологий каменного (храмового) строительства, изобразительного искусства, книгопечатания, а также развитию ряда местных производств, крупнейшим из которых в 1704-1765 годах было принадлежавшее Иркутскому Вознесенскому монастырю Усолье. В истории Тельмы церковь также сыграла важную роль. Возведенный в честь победы России в Отечественной войне 1812 года фабричный храм Казанской иконы Богоматери (1816) до сих пор является одним из значимых архитектурных памятников и центров культурной жизни Приангарья.

Важной частью экспозиции является рассказ об эпохе «золотого века» Тельминской фабрики 1810-1840-х годов, когда размах и разнообразие местных производств достигло наивысшего уровня, а сама Тельма стала значимым экономическим центром Азиатской России. Этому способствовало и ее выгодное положение транзитного пункта на стратегическом Сибирском тракте, который в свою очередь был частью Великого Чайного пути, проходившего через всю Евразию.

Хотя во время Отечественной войны 1812 года и позднее тельминским сукном были одеты не только все сибирские гарнизоны, но и участвовавшие в боях Тобольский, Селенгинский, Томский, Камчатский, Сибирский и кавалерийский Иркутский полки, сама фабрика в этот период не ограничивалась только выделкой сукна. К концу 1810-х здесь вели выпуск шелковых тканей, поярковых шляп и галуна. Кроме того, в Тельме появился кожевенный завод для изготовления военного снаряжения: хомутов, ремней, лент для кос и различной военной амуниции. Были также налажены полотняное, клееваренное, мыловаренное, маслобойное, мукомольное, винокуренное, красильное, лесопильное, известковое, смолокуренное, писчебумажное, картонное и пробковое производства. Особую роль имел стекольный завод (производство оконного стекла, граненой посуды, зеркал). Помимо хлебопашества и скотоводства семьи тельминских рабочих занимались рыболовством и надомным ремеслом, делали мебель, дорожные экипажи, занимались жжением угля. Руководство фабрики пыталось устроить в окрестностях свеклосахарный завод, плантации конопли, льна и ворсовальной шишки для изготовления парусины, ревендука и холстины.

Путешественники и многочисленные иркутские мемуаристы отмечают особую роль в расцвете фабрики, руководившего ей в 1808-1818 годах подполковника Игнатия Соколовского. Именно при нем были выстроены сохранившийся доныне главный фабричный корпус, Казанский храм и множество других зданий. Основной технологический процесс достиг максимально возможной для своего времени механизации. Фабрика перестала быть убыточной и какое-то время приносила ощутимый доход в казну.

Однако преемники Соколовского не были столь успешны в управлении производством. Дальнейшее развитие фабрики сдерживалось использованием низкооплачиваемого труда ссыльных, перебоями на рынке сырья, а тельминская продукция все хуже выдерживала растущую конкуренцию с привозными товарами.

Продолжение экспозиции сообщает о втором частновладельческом периоде в истории фабрики. Эпоха Великих реформ привела к «раскрепощению» фабричных рабочих и, соответственно, к ликвидации в 1861 году казенного производства в Тельме. Фабрика со всей инфраструктурой была продана с аукциона в начале 1862 года. Ее новым владельцем стала семья крупного иркутского купца и золотопромышленника Василия Останина. Позднее руководство фабрикой переходит в руки его внука Василия Белоголового.

Большой производственный потенциал, созданный в предшествующую эпоху, а также развитие сопутствующих производств (наиболее успешными из них стали Тельминский винокуренный и пивоваренные заводы) давали возможность удерживаться на рынке. Но смерть Останина в 1866 году и Большой Иркутский пожар 1879 года, уничтоживший основные капиталы его семьи, не позволили вовремя провести реконструкцию тельминского производства. В то же время прокладка Транссиба в конце XIX века широко открыла рынок Восточной Сибири для более дешевой продукции предприятий-конкурентов. Остановка в начале ХХ века основного производства в Тельме, сохранявшей значительное число рабочего населения, привела к развитию побочных промыслов и производств, в том числе в близлежащих Усолье и Мишелевке. Экспозиция также коротко рассказывает о становлении и судьбе созданной неподалеку Хайтинской фарфоровой фабрики Переваловых.

Посетители могут обратить внимание и на то, что в течение всего XIX века Тельма служила местом не только уголовной, но и политической ссылки. В ее окрестностях проживали декабристы Одоевский, Штейнгейль и Артамон Муравьев. Позднее на фабрике и неподалеку от нее долгое время работало несколько десятков польских ссыльных, среди которых можно выделить Станислава Катерли и Николая Витковского. Начиная с Николая Чернышевского, бывали здесь и многие другие революционеры, местом ссылки которых официально считалось Усолье. Подпольные рабочие организации в самой Тельме появились в 1910 году.

Экспозиция включает в себя сравнительно большое число экспонатов ХХ века. На Первую мировую войну Тельминская фабрика Белоголового откликнулась частичным восстановлением производства (шинельного сукна для нужд армии). Конфликт между фабричным комитетом и владельцем, возникший в ходе революции 1917 года, привел к пожару 4 февраля 1918 года, уничтожившему часть производственных помещений. Разгоревшаяся в Сибири Гражданская война усугубила разруху. Тем не менее, партизанский командир, бывший глава Тельминского фабричного комитета Тимофей Грибин уже в начале 1920 года начинает процесс восстановления разрушенного производства. Фабрику удается не только запустить, но и частично обновить ее станочный парк. В условиях упадка отечественной легкой промышленности и сокращения внешней торговли тельминская продукция вновь начинает пользоваться спросом в Сибири. Однако развернувшаяся в 1930-х годах индустриализация ставила крест на капиталовложениях в местную промышленность. В середине тридцатых изготовление сукна в Тельме сворачивают с возможностью последующего перепрофилирования зданий под гагатное производство. Однако оно так и осталось в проекте.

Экспозиция, посвященная периоду Великой Отечественной войны, связана с очередным возрождением производства на Тельминской фабрике на рубеже 1941-1942 годов. Потребности фронта и эвакуация в Тельму коллектива и части оборудования Одесской швейной фабрики им. Воровского определили новый профиль предприятия. В первые годы работницы фабрики больше занимались стиркой и починкой уже использованной военной формы. Новые комплекты обмундирования поначалу шили вручную. Запустить конвейерное производство удалось лишь ближе к концу войны. Одновременно работницы фабрики и другие жители Тельмы активно жертвовали личные средства в Фонд обороны, участвовали в сборе теплых вещей для фронта. Всего на фронтах Великой Отечественной войны погибло более 200 уроженцев Тельмы. Немало героев войны включились в работу и на восстановленой фабрике.

Швейная фабрика активно развивала свое производство и после отъезда эвакуированных, специализируясь преимущественно на выпуске мужских шерстяных брюк. Машинный парк фабрики обновлялся вплоть до конца 1970-х. В лучшие годы на ней работало более 1000 человек. Фабричный поселок также переживал второй «золотой век» в своей истории. Период 1980-1990-х характеризуется резким упадком швейной промышленности. Впрочем, в начале нового XXI столетия новому руководству предприятия, опять ставшего частным, удалось приостановить процесс распада производства, заключив ряд контрактов на изготовление униформы для Министерства обороны России. Позднее удалось получить несколько крупных контрактов и от других государственных структур. Но к 2011 году фабрика вновь встала.

Пожар 7 февраля 2013 года существенно повредил главный исторический корпус. Его последствия ликвидируются до сих пор. Экспозиция отражает этапы очередного восстановления Тельминской фабрики и новые планы ее развития, в качестве исторического индустриального парка.